Переходный возраст: почему он теперь начинается еще до школы

LifeКорр

80 Просмотры 0

Ваш ребенок ведет себя как озлобленный подросток? Не переживайте, это просто кризис семи лет.

«Это что-то невыносимое: она хлопает дверью, хамит, кричит. Если бы взглядом можно было убить, мне кажется, я бы уже давно умерла» – такое письмо пришло в редакцию WDay.ru.

Вы думаете, эта мама жалуется на дочку лет 13? Увы. До переходного возраста в его классическом понимании им еще далеко. Сейчас девочка учится лишь во втором классе.

«Я ей слово – она мне десять. Я ей замечание – она огрызается», – переживает наша читательница.

Фото: JGI/Jamie Grill/Getty Images

Кто-то скажет: распустила мать ребенка, воспитывать не умеет, вот и пожинает плоды. Но на самом деле все гораздо сложнее. Все больше и больше родителей с ужасом сталкиваются с тем, что их младшеклассники ведут себя как подростки в период расцвета гормональных бурь.

Мамы и папы в один голос говорят: дети взрослеют рано

Слишком рано. Почему так? С этим вопросом мы пошли к специалисту.

Дарья Петровская (Грошева), психолог, детский психолог, гештальт-терапевт, преподаватель психологии Московского института психоанализа:

Нужно быть готовым к тому, что подростковый возраст теперь наступает не в 12−13 лет, а в 8−9. Это происходит по ряду причин. Во-первых, на современных детей влияет огромный информационный поток, который бессмысленно блокировать. Во-вторых, питание: неполноценное, генномодифицированное. Оно влияет на химический состав тела, и гормональная перестройка начинается раньше. Затем интеллектуальная причина – раннее развитие, которое так любят родители, влияет на ускоренный рост детей, в том числе и на физическом уровне. Ну и, конечно, социальная причина: родители сами включают детей во взрослый круг общения, выясняют отношения при них или включают в воспитание материальные и денежные ценности. Все это ни хорошо, ни плохо, но это повод родителям младшеклассников уже сейчас держать руку на пульсе, развиваться вместе со своими детьми и быть готовыми адаптироваться под них.

Фото: Jamie Gril/Getty Images

«Я вам не нужен!»

У меня самой семилетний сын. Такое впечатление, что, когда он пошел в школу, его просто подменили. Может быть, у него появилось обманчивое впечатление, что он уже взрослый. Ведь ему столько раз рассказывали, что школа – это новый этап. Может быть, это мы обращались с ним настолько по-дружески, что он решил, что имеет право разговаривать с нами на одной волне. Как бы то ни было, чувство субординации у него утрачено напрочь.

«Убери, пожалуйста, в своей комнате», – прошу вежливо и спокойно.

«Почему ты все время заставляешь меня убирать? — взрыв эмоций в ответ. — Ты меня не любишь! Я вам не нужен!»

И хлоп дверью перед моим носом. Напомню, первый класс. Семь лет.

«Может, ты пойдешь искать себе другую семью? — взрываюсь в ответ на очередной скандал на ровном месте. — Ну раз тебе с нами так плохо».

«Может, и пойду!»

Конечно, все это заканчивается слезами и «Мамочка, прости меня, пожалуйста». Он говорит, что больше не будет, а я точно знаю: будет. Будет игнорировать мои просьбы, пока я не начну орать и угрожать наказанием. А потом снова рыдать и снова извиняться. День сурка.

Они вроде бы уже чувствуют себя взрослыми, но не понимают: если я взрослый, то как я должен себя вести. Что еще мило, а что уже невежливо? Отсюда и бунт, и сложные вопросы («Зачем чистить зубы, если они молочные и все равно выпадут?»). Отсюда и трудности с границами. У ребенка есть собственное мнение, и, как любая личность, он его отстаивает. Если родитель проявляет жесткую, ригидную позицию («Я взрослый, и поэтому буду есть наггетсы, а ты – ребенок, и поэтому ешь свою брокколи»), то он нарвется на ответный негатив со стороны ребенка. В том числе и угрозы уйти из дома.

Фото: Steve Debenport/Е+/Getty Images

«Он ведь ласковый ребенок»

«У меня такое впечатление, что она нарочно меня провоцирует, – это уже на дочку-первоклассницу жалуется моя приятельница. — Ищет любую зацепку, чтобы устроить скандал. Как будто наслаждение получает от моего бессилия. Я не могу сопоставить ее возраст и ее поведение и даже не знаю, как адекватно на это все реагировать. При этом она уже разговаривает как взрослая. Если закрыть глаза и не видеть, что перед тобой ребенок, по речи и рассуждениям ей можно дать лет 12».

Поколение избалованных детей? Тех, кого залюбили? Не лупили ремнем? Но, казалось бы, добро должно сближать. А оно наоборот.

«Он как ершистый подросток: просто ломает всю нашу нежность, а этому пареньку и семи еще нет. Но родители уже в отчаянии. Мы видим перед собой кроху, а слышим речь взрослого парня. И иногда даже реальную злобу. В глазах – ненависть и презрение. Но мы же знаем, что он сам по себе ласковый ребенок».

Психолог говорит, что тут есть еще и физиологический момент: меняется не только сознание ребенка, но и тело. Причем он эти перемены уже вполне осознает.

Не зря говорят о кризисе семи лет. В этом возрасте ребенок осваивает новую деятельность, учебу. Происходят и физические изменения: он растет, у него меняются зубы. А еще возникает одна важная проблема: возможности детских игр он исчерпал, а новые еще не освоил. Теперь ему требуется больше понимать, что и как устроено, и он тянется за этим к взрослым. И если взрослый «закрыт», у ребенка возникают ревность и чувство обиды: как это он пропускает все важные секреты из мира взрослых.

Как Вы оцените?

0

ПРОГОЛОСОВАЛИ(0)

ПРОГОЛОСОВАЛИ: 0

Комментарии