Четыре типа мам, из-за которых у сыновей не будет нормальных отношений. Проверьте, не одна ли вы из них

LifeКорр

285 Просмотры Откликов

Весна! Гормоны, торжествуя, по крови обновляют путь! Мы отряхиваемся от зимней депрессии, жадно глотаем ультрафиолет и начинаем более активно искать себе партнеров по тактильному и эмоциональному взаимообмену на ближайший сезон, а если очень понравится, то и на несколько. Найти партнера для создания устойчивой гармоничной пары — это просто нужно быть баловнем судьбы, вытянуть свой «счастливый билет», выиграть Джек-пот. Все это находится в ведении небесной канцелярии.

Но мы можем повысить шансы на успех в поисках «своего человека», если определимся с тем, чего хотим от отношений и что мы сами можем предложить другому. Набор озвученных пожеланий и предложений будет довольно ограниченным: любовь, принятие, признание, уважение, сексуальное удовлетворение, безопасность, преданность, свобода действий внутри пары, условия для совместного творческого развития…

Пока звучит просто: встретились, оценили друг друга визуально и интеллектуально, потрогали друг друга, понюхали, попробовали на вкус и секс, определились с ожиданиями и предложениями — совпало — погнали в отношения… И тут начинается самое интересное.

Фото: unsplash.com
Фото: unsplash.com

Мы часто забываем, что вступая в отношения с человеком, мы принимаем его не идеально-изолированного («сферический красавчик в вакууме»), а вместе с его историей и ближайшим окружением, которое было до нас — родители, дети, лучшие друзья и питомцы, другие значимые привязанности, интересы и травмы.

Сможете ли вы вписаться в его устоявшуюся картину мира органично, или вписать избранника в свой пейзаж-натюрморт? Это очень сильно зависит от того, кто «хозяин» в голове у вашего парня/девушки.

Ранее я уже писала о том, как распознать инфантильного партнера, и что делать в отношениях после того, как он добровольно и бережно был передан из цепких родительских лап в ваши заботливые руки.

Фото: Pablo Heimplatz, unsplash.com
Фото: Pablo Heimplatz, unsplash.com

А теперь определимся с тем, как быть, если вам предлагают поиграть в «перетягивание каната» с мамой потенциального партнера, и насколько оно вам надо.

В здоровых детско-родительских отношениях сепарация (разделение) — процесс поэтапный, медленный, сложный для обеих сторон и своевременный: от пересечения пуповины, отлучения от груди, первое «я сам» и до «родители, я нашел работу и съезжаю от вас после первой зарплаты».

Здоровый, эмоционально зрелый и сохранный родитель делает все возможное, чтобы подготовить ребенка к самостоятельной жизни: обучает навыкам самообслуживания, поддерживает его самооценку, сам подает пример реализованности, полноценной, многогранной и интересной жизни, обеспечивает возможности для развития природных данных ребенка и получения образования. И радуется успехам сына/дочери, не вставляя к месту и не к месту: «Это все благодаря мне и теперь ты мне должен/должна!».

Кроме внешней сепарации (отдельное жилье и финансовая независимость при любом уровне дохода) важна внутренняя сепарация — свобода в принятии решений относительно собственной жизни, а также эмоциональная сепарация гиперответственных детей, непрерывно тревожащихся за здоровье и настроение родителей. Это в идеале!

Но здоровых людей и отношений как «выяснили британские ученые» не более 4% (раньше думали что 10% — оказалось недообследовали), и надеяться, что повезет именно вам и вашему партнеру, немного наивно

Чаще всего нам придется сталкиваться именно с затрудненной сепарацией. Особенно ярко это проявляется в паре «мать — сын» независимо от физического присутствия отца/партнера матери в такой семье.

Матери «захватнического» типа подразделяются на несколько подвидов: мать-владычица, мать-наседка, мать-любовница и мать-жертва.

Как распознать каждый вариант нездоровой связи, и что делать парню и его партнеру?

Мать-владычица/тиран сделает все возможное, чтобы сын всем своим существованием и внешним видом подсвечивал ее значимость. Основное послание такой матери сыну: «Ты без меня никто!». Основной инструмент манипуляций — критика. Мать гиперконтролирующая и обесценивающая, как любят говорить психоаналитики — фаллическая женщина, «кастрирующая» эмоционально своего сына.

Фото: pinterest.com

Мать для ребенка — самый важный человек на Земле, дающий представление малышу о себе самом. Мать как зеркало и образ внешнего мира — если она улыбается, рада мне и принимает все мои проявления, значит жизнь принимает меня, и значит я достаточно хорош для этого мира.

Если мать постоянно недовольна, эмоционально недоступна, злится, критикует, высмеивает ребенка, то он чувствует, что весь мир его не принимает или не примет в будущем, что он не достоин чего-то хорошего в этой жизни, стыдится себя и чувствует себя постоянно в чем-то виноватым (как правило, в плохом настроении матери) и старается изо всех своих детских, а потом и взрослых сил, чтобы получить минимальную поддержку и одобрение.

Стандартный лексикон властной матери: «У всех дети как дети, а у меня наказание», «А у Миши («сын маминой подруги») лучше (прическа, оценки, порядок в комнате, вставить свое), «Зачем я тебя только рожала?!», «Мог бы и лучше постараться!», «И какая дура на тебя позарится?!», «Сдохнешь без меня с голоду!», «Ты весь в отца — такой же тупой/ленивый/алкаш!».

Зависимое положение вечно виноватого и «некачественного» сына нужно поддерживать капелькой похвалы со скрытым обесцениванием: «Ну, вот! Сделал, как я сказала, и хорошо получилось! Может еще человеком станешь!», «Смотри, что мамочка тебе, неблагодарному, купила? Меряй, давай, прямо сейчас! Не ломайся, что я там у тебя не видела? Я же тебя родила — каждую дырку и загогулину в тебе знаю!». Главное, не дать сыну почувствовать, что у него есть шанс распоряжаться собственным телом и временем. Все заслуги ребенка приписываются «мудрому руководству» матери, а все неудачи — его личной «плохости».

Фото: pinterest.com

Сына властной матери вы легко определите по виноватому и заискивающему взгляду, скованным движениям, сдавленному голосу, торопливой и сбивчивой речи, активной вегетатике — краснеет, бледнеет, потеет, вздрагивает от резких звуков, пытается угадать ваши реакции и предвосхитить их. В быту умеет абсолютно всё, дисциплинирован, аккуратен в одежде, бережный к вещам. В пассиве — неуспешные бальные танцы и музыкальная школа, спортивная секция, одобренная мамой. Очень старается соответствовать чужим ожиданиям, но совершенно не привык к свободе в принятии и реализации решений.

Что делать такому парню — бежать от такой матери как можно дальше, дистанцироваться физически и эмоционально, минимизировать разрушительный контакт.

Затем с помощью психотерапевта вытравить образ критикующего родителя из сознания. Поднимать самооценку, воссоздавать структуру личности, опираясь на те ценные навыки и качества, которые удалось развить рядом с критикующим родителем. Присвоить себе весь список личных достижений, который был обесценен или узурпирован матерью.

Что делать партнеру:

  • запастись терпением;
  • вспомнить, почему вы выбрали именно этого парня, и за что собираетесь бороться;
  • быть готовой к провокациям со стороны матери вашего парня в попытках вернуть сына под свой контроль («узаконенное» кровными узами рабство): ваш парень обязательно понадобится своей матери в значимые для вас даты (14 февраля, 8 марта, его день рождения, дни рождения всех подряд родственниц, совпадающие с вашим), мать будет чаще болеть и забывать что-то купить в городе, а ему же по дороге, срочно понадобится помощь в ремонте, переезде, строительстве, которые последние 10 лет даже не планировались;
  • объяснить партнеру, что им манипулируют, и что вы это видите, и вырабатывать тактику противодействия манипуляциям совместно;
  • понимать, что ваш партнер ведется на манипуляции в надежде получить любовь и принятие родителя (детская неистребимая надежда), в которых он очень нуждается. И дать ему почувствовать, что любовь и принятие он может получить рядом с вами;
  • помнить, что неэффективно обижаться, игнорировать партнера, манипулировать им, усугубляя его чувство вины еще и перед вами. Но и делать вид, что вас все устраивает, тоже не вариант;
  • говорить о своих чувствах максимально прямо и недвусмысленно, опираясь на факты.

Мать-наседка не критикующая, но тщательно оберегающая свою кровиночку от любых попыток самостоятельных действий и, не дай бог, собственного опыта и ошибок, совершенных когда-то самим родителем: не бегай — споткнешься, упадешь, не сиди — продует, не спи — все проспишь, не дружи с ним — он плохому научит, не ходи с ней — у нее родители алкаши и сама она шлюха.

Фото: pinterest.com

Такая мать говорит о ребенке «мы», водит его за руку по врачам и кружкам до поступления в университет, сама устраивает его на работу, звонит узнать, как он доехал до работы и куда и с кем идет обедать, какие у него планы на вечер.

Всем знакомым и родственникам (друзей обычно у нее нет, как и личной жизни) при каждом удобном и неудобном случае рассказывает об успехах «ребеночка», даже если хвастать там особо нечем. Так выглядит гиперопека и полное слияние родителя с жизнью отпрыска.

Сына такой матери легко узнать по растерянному взгляду и непропорциональному телу — он похож на гигантского пупса, не понимает своих интересов и потребностей (мама ему обо всем уже рассказала). Это про него анекдот: «Костик, иди домой! — Мам, я замерз?! — Нет, сынок, ты проголодался!». Как такой мужчина-мальчик попадает в отношения — загадка для современности. Раньше мама же и пристраивала его в «хорошие руки» своей молодой коллеге по работе, которой она безоговорочно доверяла. Сегодня такой номер не прокатывает. Интернет-знакомство или никак.

Что делать сыну, чтобы вообще попасть в отношения с «другой женщиной»? Единственный вариант — психотерапия, причем долгосрочная. Сбежать от матери такой мужчина не может, у него не развит навык обнаружения себя отдельным от матери, вездесущее «мы» — базовая прошивка его сознания. Обнаружить потребность в отношениях вообще ему помогают половые гормоны, которые беспокоят и волнуют организм, а в контакте с матерью проявляются лишь агрессивностью (которой он стыдится и всячески подавляет — «мама — это святое!»), но не возбуждением.

Фото: pinterest.com

Что делать женщине, если ее заинтересовал такой мужчина:

  • терпеливо ждать, пока он закончит курс психотерапии (это пара-тройка лет);
  • умыкнуть его у матери и «усыновить» самой, уехав с ним в другой город или страну;
  • самой пройти курс психотерапии, осознать потребность в безопасности и научиться отстаивать свои границы внутри пары с более взрослым партнером, вернуться к пункту № 1, если после терапии он будет еще актуален.

Мать-любовница — сложно распознаваемый тип. Самому сыну это может быть незаметно, потому что он привык к проявлениям материнской любви с ранних лет и принимает их за норму.

Фото: pinterest.com

Но девушке-партнеру сильно бросается в глаза скрытый эротический подтекст жестов и выражений матери-соперницы, что вызывает ревность на уровне инстинктов.

Такая мать часто хвалит своего сына, при этом ее голос звучит кокетливо, называет его уменьшительно-ласкательным именем или прозвищем. Она не упускает возможности приобнять его, случайно или шутливо погладить по ягодицам или груди, кормит его с рук в присутствии посторонних. Ей нравится нюхать его волосы и целовать в лицо (не обязательно в губы) и шею. В автомобиле занимает место рядом с любимым сыном, не важно сзади или спереди. Он должен сопровождать ее на шопинге и оценивать ее новые платья и украшения. Она покупает ему белье и одежду по своему вкусу. Легко «залезет в карман» к работающему сыну при наличии собственного партнера.

Сын любвеобильной матери, как правило, страдает неустойчивой самооценкой. С одной стороны, тщательно следит за своей внешностью и считает себя привлекательным мужчиной («мама обманывать не станет»). А с другой стороны, напрочь лишен инициативы в контактах с противоположным полом, так как в изобилии получал внимание и ласку, не прикладывая к этому усилий.

Если такой «мамин сын» и оказался в отношениях, то исключительно благодаря активности партнера. Когда долго не получает похвалу, начинает чувствовать себя заброшенным и несчастным. Плохо понимает свои чувства и потребности (кроме сексуальных), не умеет отстаивать свои границы и конкурировать. Свою роль в семейной системе долгое время (то есть всегда) воспринимал как «мамина радость». Вопрос — как к этому относился отец малыша и какую роль выполнял он — скорее всего роль заброшенного «родителя» для матери-девочки.

Такие «ручные мальчики» и после 30 лет сохраняют детское выражение лица и подростковые интересы, готовы перейти из одних заботливых рук в другие. Нерешительные, муки выбора и принятие ответственности — адские переживания для них.

Что делать сыну: осознавать, что происходит, тестировать реальность, обращать внимание на то, как чувствует себя его девушка в присутствии матери. Выставлять более жесткие границы матери, несмотря на ее обиды, манипуляции и провокации. Обозначить публично приоритет своих партнерских отношений перед детско-родительскими.

Фото: pinterest.com

Что делать девушке:

  • ставить вопрос ребром: «то, что происходит в контакте с матерью, не нормально, и меня это не устраивает»; мать должна вести себя как мать или отойти в сторону и заняться уже наконец-то личной жизнью или имеющимся в наличии партнером;
  • инициировать процесс парной терапии, если сын такой матери реально не понимает, что в этом не так;
  • готовиться отстаивать свою партнерскую позицию (чаще всего девушке/жене предлагается родительское место «заботящегося» в паре), а если не получается, подумать лишний раз, зачем вам это надо;
  • минимизировать контакт с матерью, а если живете вместе, то в прямом смысле стать «водоразделом» в сладком слиянии матери и сына: все контакты с родительской семьей партнера проводить через себя.

Мать-жертва — женщина с низкой самооценкой. Всю свою жизнь стелется перед всеми — перед партнером, начальством, коллегами, соседями, перед ребенком. Заслуживает любовь хорошим поведением. Не может защитить ни себя, ни своего ребенка. Чувствует себя так, словно не имеет права на жизнь вообще, дышит взаймы и обязательно должна это отработать.

Фото: pinterest.com

Не уверена ни в себе, ни в своих чувствах, легко переключается со смеха на слезы и обратно, так как не может определиться с тем, что сейчас более уместно. Зависима эмоционально от того, кто сильнее, и с удовольствием (иногда скрытым) ставит на роль более сильного каждого, кто зазевается, даже своего ребенка.

Тревожная, но с контролем проблемы. Получать внимание, в котором нуждается, умеет либо старательностью, либо болезнями. На ребенка любого пола с ранних лет накладывается ответственность за выбор матери: что мы будем сегодня делать, что мы будем есть, куда пойдем гулять, какие фильмы смотреть, куда поедем отдыхать…

Мать всегда «на подхвате» и в роли исполнителя, но никогда руководителя или хранителя границ. Сын чувствует и видит, что мать не может обеспечить защиту, поэтому растет тревожным и гиперответственным. Взрослеет рано, самооценка довольно высокая, гиперконтролирующий. Не может позволить себе расслабиться и дать волю чувствам, часто страдает психосоматическими расстройствами. Не может оставить мать одну — «она без меня пропадет». Достигает больших высот в карьере, но остается эмоционально привязан к матери. «Берет» на себя роль сильного партнера матери (мы помним, как она ему это вручила).

Фото: pinterest.com

Когда у такого мужчины появляется собственный партнер, мать чувствует страх быть оставленной и начинает чаще болеть. Не может попросить сына приезжать или звонить чаще (не имеет права на желания) и даже будет героически переносить болезни. Только иногда случайно роняя в разговоре: «что-то сердце прихватило и суставы совсем разболелись, но ничего, ты не волнуйся, я таблеточек попью и мне полегче станет…».

Ага, «не волнуйся» — свою порцию сыновьего небезразличия она обязательно получит. Обрадоваться, что сын вырос, и можно наконец заняться собственной жизнью у такой женщины не получается. Функция «жить для себя» у нее не развита изначально. Синдром «опустевшего гнезда», потеря смысла жизни, депрессия, ожидание внуков, чтобы почувствовать себя снова нужной — последствия сепарации для такой матери. А для сына сепарация с такой матерью чревата усилением тревоги и чувством вины.

Что делать всем — организовать долгосрочную психотерапию для матери, краткосрочную или среднесрочную для сына. Партнеру сына — переждать кризис. Скорее всего в вашей паре все будет хорошо после завершения сепарации. Позиция вашего мужчины наиболее зрелая из всех описанных вариантов.

Существуют и более жесткие смешанные варианты поглощающих матерей, где мать и тиран, и жертва, и любовница в одном флаконе. Такой колоритный персонаж создан актрисой Светланой Крючковой в сериале «Ликвидация» — еврейская мама: «Эмик, зачем тебе Циля?! У тебя же есть мама!», «Иди (на свидание), убей свою маму!».

Еще более неадекватный вариант поглощения — бабушка из фильма «Похороните меня за плинтусом» по одноименной повести Павла Санаева (слабонервным не рекомендую) с той же Светланой Крючковой в главной роли.

Как можно было заметить, физическое наличие или отсутствие собственного партнера у такой матери не имеет значения. Важно распределение ролей в семейной системе и степень травмированности матери. Что она пытается компенсировать в отношениях с сыном — отсутствие значимости, нежности, нужности — все, что недополучила от родителей и своего партнера. А сын — невольный заложник родительских травм и партнер с осложненной сепарацией.

Дорогие девушки и женщины, готовых и здоровых партнеров хватит единицам, как правило, таким же здоровым и зрелым, или уже пролеченным. Берите того, кто вам ближе и милее. Возможно, именно этот непростой партнер вам и нужен для совместного урока взросления. И вся психологическая служба РБ вам в помощь!

Как Вы оцените?

0

ПРОГОЛОСОВАЛИ(0)

ПРОГОЛОСОВАЛИ: 0

Комментарии